Лингвистическая неуверенность

Почему мы боимся своих слов?

Photo by Moose Photos on Pexels
Photo by Moose Photos on Pexels

Копилка страхов человеческих велика, и мы продолжаем разбираться с теми из них, что затрагивают наше лингвистическое. Один из таких страхов это лингвистическая неуверенность (linguistic insecurity) — явление в некотором роде близкое языковой тревожности, однако с собственным малоприятным колоритом. Лингвистическая неуверенность - это состояние, когда мы полагаем, будто наша речь не соответствует некому идеальному стандарту, потому является неправильной. Итог - мы, как социальные животинки, начинаем переживать за свой статус в обществе и пытаемся подстроиться под более престижный “правильный” язык. Подстроиться, т.е. намеренно изменить произношение, грамматическое построение предложений и тщательнее подбирать слова. Проще говоря, мы отходим от привычной нам манеры общения.

Почему вообще возникает убеждение, что наша речь вдруг не соответствует общепринятому ожиданию? Потому что языки разнообразны даже внутри самих себя. Диалекты, региональные акценты, и прочие подобные различия, часто не типичные для той языковой вариации, которую когда-то выбрали в качестве общенациональной и / или литературной.

Как оно часто бывает в лингвистике (и впрочем, во многих других науках), паровозик тронулся во второй половине 20-го века. Тронулся в каком-то смысле буквально, потому что одним из первых наименований неуверенности стал термин “шизоглоссия” за авторством американского лингвиста Эйнара Хаугена. В статье “Шизоглоссия и лингвистическая норма” ученый описывал общества, где используются два языка, но только один из них признается престижным. Например, Гаити, где гаитянский креольский противостоит стандартному французскому и явно проигрывает. Хауген даже упоминает специфические симптомы, характерные для шизоглоссии, а именно дискомфорт в области диафрагмы и голосовых связок. Ну… допустим…

Несколько позже, в 70-е года темой неуверенности заинтересовался другой лингвист Уильям Лабов (который уже обозначил явление словом insecurity). Лабов известен своими исследованиями произношения среди представителей различных социальных слоёв Нью-Йорка. В частности, одна из самых известных его работ это изучение, как работники торговых точек разной степени элитарности произносили звуки / r / and / θ /. Лабов обратил внимание на то, что представители среднего класса больше других старались копировать произношение, характерное по мнению испытуемого, для более высокой общественной страты. Ученый предположил, что находясь на экономической периферии между богатыми и бедными, средний класс логично стремится к первой группе и потому имитирует её манеру речи. Интересно, что средний же класс, по наблюдениям Лабова, больше склонен к стигматизации тех, кто использует просторечные выражения или допускает речевые ошибки, что по мнению исследователя, только дополнительно подтверждает их лингвистическую неуверенность в себе.

Несмотря на то, что Лабов изучал только фонологический аспект, он же полагал, что подобные процессы можно также наблюдать в грамматике и лексике.