Ты храбрее, чем подозреваешь

Что такое языковая тревожность?

Photo by Andrey Metelev on Unsplash
Photo by Andrey Metelev on Unsplash

Беспокойные нынче времена. Тревога стала едва ли самым народным недугом наших дней. Язык же, как писал русский поэт XIX века Пётр Андреевич Вяземский, есть исповедь народа. Стало быть, пришла пора исповедаться за нашу языковую тревожность.

Языковая тревожность вбирает в себя всевозможные страхи и переживания, которые мы ассоциируем с изучением и применением иностранного языка. Традиционно, наибольшее смятение вызывает необходимость либо говорить на нём, либо понимать, что говорят другие. Психологи относят языковую тревожность к ситуативному типу, т.е. человек бывает подвержен ей в определенных условиях, даже если во иных стрессовых ситуациях он способен сохранять самообладание. В 1986 году профессор педагогики Техасского университета в Остине, Элейн Хорвиц опубликовала с соавторами статью в журнале The Modern Language Journal, описывающую явление языковой тревожности. Исследователи выдвинули гипотезу, согласно которой боязнь языка колосится чаще всего из более конкретных лингвистических страхов.

  • Во-первых, мы можем бояться не понять, что сказал наш собеседник, или что он не поймёт нас.
  • Во-вторых, переживать что собеседник или окружающие осудят нас за ошибки или несовершенства в речи.
  • В-третьих это может быть более «прикладное» опасение, например, перед или во время экзамена.

Позже в 1990-е и 2000-е их ученые коллеги из других стран предлагали варианты «четвёртого» страха, например, боязнь посещения урока.

В чём заключается механизм появления у нас языковой тревожности? По аналогии с более общим представлением психологов о тревогах, ключевую роль здесь играют две детали: (а) воспринимаем ли мы языковую ситуацию как угрозу и (б) насколько мы оцениваем свою способность справиться с этой угрозой. Соответственно, если мы не уверены в достатке своего словарного запаса, знании грамматики или понятности произношения, то внезапно возникшая необходимость их продемонстрировать вряд ли пробудит в нас лихой энтузиазм.

Копая ещё глубже в психологическое, некоторые исследователи допускают, что языковая тревожность — это более глубинное переживание, связанное с самоидентификацией индивида с обществом. Если мы не можем полноценно общаться на новом языке, не вызовет ли это вопросы относительно нашего когнитивного развития и способности связно и осмысленно говорить в целом? Все всё понимают, однако и у этого пугающего предположения есть своя долька правды. ➡️